Велимир

Сочинение история моего знакомства с книгой

Он говорил о моем семействе, которое вполне понимал и ценил; особенно о моем Константине, которого нетерпеливо желал перенести из отвлеченного мира мысли в мир искусства, куда, несмотря на философское направление, влекло его призвание. Мы решились ему помочь, но под большим секретом. Для меня нужно сделать заем. Том 4 Раздел: Русская классика. Я получил третьего дня письмо ваше, друг души моей Сергей Тимофеевич! Вот оно: "15 мая, СПб.

Верстовский, Н. Надеждин, С. Шевырев, М. Щепкин, Н. Гоголь ставший близким другом Аксаковаа в начале х дом Аксакова — один из центров собраний членов славянофильского кружка. В — 32 Аксаков — цензор, затем председатель Московского цензурного комитета уволен с должности за пропуск пародии на полициюс инспектор, затем директор Константиновского межевого института до Во 2-й половине х, несмотря на ухудшение здоровья, начинается интенсивная литературная деятельность Аксакова.

Аксаков С. В истории русской литературы имя Сергея Тимофеевича Аксакова занимает видное место. Манн, Юрий Владимирович В поисках живой души. Войтоловская, Элла Львовна С.

Собрание сочинений в пяти томах. Все было так ново, свежо и истинно!

Аксаков моего знакомства кругу писателей-классиков. Гоголь в воспоминаниях современников. И вот, ровно в 5 лет я начал читать, это не было чем-то особенным, поскольку мой брат первый раз прочёл текст на три месяца раньше. Но, несмотря на это, я всё также люблю читать, за всё прожитое время у меня скопилось огромное количество книг, все они лежат в большом шкафу, и все их я постоянно перечитываю и добавляю туда еще больше новых книжек, сейчас тут чуть ли не библиотека, сочинение, их действительно.

Вообще с самого детства я очень любил читать все произведения Павла Петровича Бажова, да и по сей день могу окунуться в его прекрасные книги. После 3-его класса заинтересовался более известными писателями, Пушкиным, Лермонтовым, Чеховым. Книга — как телепорт, переносит тебя туда, куда захочешь, в любое место вселенной, куда пожелает твой разум, всё лишь ограничивается размахом фантазии, но у меня книгой ней проблем не.

Именно благодаря этому я смог побывать на месте героев басен очень мне понравились именно басни Эзопане раз превращался в муравья, был участником морских сражений и выживал на необитаемых островах. С каждой новой книгой я бывал всё в разных и разных местах, на любом уголке света, и в история, и в прошлом. Побывал как под водой, так и в космосе, смог пройтись по луне и марсу, потрогал солнце, стал врачом и частным детективом.

  • Прощайте, мой друг!
  • Труд мой велик, мой подвиг спасителен, я умер теперь для всего мелочного.
  • Если же ему точно нет возможности ладить самому с дирекцией и если он не отдавал еще письма, то известите меня, - я в ту же минуту приготовлю новое письмо к Загоскину.
  • Самый обыкновенный вопрос или какое-нибудь требование Гоголь умел так сказать забавно, что мы сейчас начинали хохотать; иногда даже было нам совестно перед Гоголем, особенно когда мы бывали окружены толпою слушателей.
  • Каково было смотреть на все это бедному Гоголю?
  • Покамест прощайте.

Невозможно описать те эмоции, которые ты чувствуешь во время этих погружений, мозг будто засыпает и ты остаешься один на один со своей фантазией, это самое лучшее чувство, что я когда-либо испытывал. Книги сыграли большую роль в моей жизни.

Аксаков писал Детские годы Багрова-внука для детей, однако с не меньшим интересом книгу читали и его взрослые современники, а позже, вот уже сто двадцать лет, читают люди всех возрастов и не перестают восторгаться удивительным мастерством Aксакова-бытописателя своей эпохи и прекрасного лирика русской природы.

Вашему вниманию представлена книга рассказов С. Для среднего школьного возраста. Аксаков Детские годы Багрова-внука. Вашему вниманию предлагается книга С. Аксакова Детские годы Багрова-внука. Аксаков Семейная хроника. В книгу вошли автобиографические произведения русского писателя С. Сочинение история моего знакомства с книгой поэтически изобразил детство, отрочество и юность Багрова Сережи.

Собрание сочинений в четырех томах. Сохранность очень хорошая.

Service für paare

Я, разумеется, сейчас объяснил дело, и Машенька, которой по нездоровью не было за столом, также и Веры, была сердечно утешена отзывом Гоголя. После обеда он смотрел портрет Веры, начатый Машенькой, и портрет нашей Марихен, сделанный Верой, и чрезвычайно хвалил, особенно портрет Марихен, и в заключение сказал, что им нужно коротко познакомиться с Вандиком, чтоб усовершенствоваться; оба друга были в восхищении.

Я объяснил ему, какое прекрасное существо Машенька К арташевская. После обеда Гоголь долго говорил с Гр игорием Ив ановичем об искусстве вообще: о музыке, живописи, о театре и характере малороссийской поэзии; говорил удивительно хорошо! Все было так ново, свежо и истинно! И какой же вышел результат? Гр игорий Ив ановичэтот умный, высоконравственный, просвещенный и доступный пониманию некоторых сторон искусства человек, сказал нам с Верой: что малороссийский народ пустой, что и Гоголь сам точно такой же хохол, каких он представляет в своих повестях, что ему мало одного, что он хочет быть и музыкантом и живописцем, и начал бранить сочинение история моего знакомства с книгой за то, что он предался Италии.

Это меня сердечно огорчило, и Вера печально сказала оригинальный комплимент для знакомства "Что после этого и говорить, если Григорий Иванович не может понять, какое глубокое и великое значение имеет для Гоголя вообще искусство, в каких бы оно формах ни проявлялось!

После обеда, часов в семь, мы ушли с Гоголем наверх, чтоб поговорить наедине. Когда я позвал Гоголя, обнял его одной рукою и повел таким образом наверх, то на лице его изобразилось такое волнение и смущение Нет, оба эти слова не выражают того, что выражалось на его лице!

Я почувствовал, что Гоголь, предвидя, о чем я буду говорить с ним, терзался внутренне, что ему это было больно, неприятно, унизительно. Мне вдруг сделалось так совестно, так стыдно, что я привожу в неприятное сочинение история моего знакомства с книгой, даже какую-то робость этого гениального человека, - и я на минуту поколебался: говорить ли мне с ним об его положении?

Сайт для знакомств uz, взойдя наверх, Гоголь преодолел себя и начал говорить. Его обстоятельства были следующие: Жуковский уверил его через письмо еще в Москве, что императрица пожалует его сестрам при выходе из института по крайней мере по тысяче рублей что, впрочем, я уже отчасти.

С этой верной надеждой он приехал в Петербург, но она не сбылась по нездоровью государыни и неизвестно, когда сбудется. К довершению всего Гоголь потерял свой бумажник с деньгами, да еще записками, для него очень важными. Об этом было публиковано в полицейской газете; но, разумеется, бумажник не нашелся именно потому, что в нем были деньги.

Кроме того, что ему надобно было одеть сестер и довезти до Москвы, он должен заплатить за какие-то уроки Что делать? К кому обратиться?

Все кругом холодно, как лед, а денег ни гроша! У людей близких, то есть у Жуков ского и Плетн еваон почему-то денег просить не мог вероятно, он им был. Просить у других, не имея на то никакого права, считал он унизительным, бесчестным и даже бесполезным.

Хотя я живо помню, но пересказать не умею, как вскипела моя душа. Прерывающимся от внутреннего чувства, но в то же время твердым голосом я сказал ему, что я могу без малейшего стеснения, совершенно свободно располагать двумя тысячами знакомство с девушками чечни что ему будет грех, если он хотя на одну минуту усумнится, что не он будет должен мне, сочинение история моего знакомства с книгой я ему; что помочь ему в затруднительном положении я считаю самою счастливою минутой моей жизни; что я имею право на это счастье по моей дружбе к нему; имею право даже на то, чтобы он взял эту помощь без малейшего смущения и не только без неприятного чувства, но с удовольствием, которое чувствует человек, доставляя удовольствие другому человеку.

Вместо ответа он благодарил Бога за эту минуту, за встречу на земле со мной и моим семейством, протянул мне обе свои руки, крепко сжал мои и посмотрел на меня такими глазами, какими смотрел, за несколько месяцев до своей смерти, уезжая из нашего Абрамцево в Москву и прощаясь со мной ненадолго.

Я верю, что в нем это было предчувствие вечной разлуки Гоголь не сочинение история моего знакомства с книгой от меня, что знал наперед, как поступлю я; но что в то же время знал через Погодина и Шевырева о моем нередко затруднительном положении, знал, что я иногда сам нуждаюсь в деньгах и что мысль быть причиною какого-нибудь лишения целого огромного семейства его терзала, и потому-то было так ему тяжело признаваться мне в своей бедности, в путаны индивидуалки в южно сахалинске крайности; что, успокоив его на мой счет, я свалил камень, его давивший, что ему теперь легко и свободно.

Он с любовью и радостью начал говорить о том, что у него уже готово в мыслях и что он сделает по возвращении в Москву; что, кроме труда, завещанного ему Пушкиным, совершение которого он считает задачею своей жизни, то есть "Мертвые души", у него составлена в голове трагедия из сочинение история моего знакомства с книгой Запорожья, в которой все готово, до последней нитки, даже в одежде действующих лиц; что это про давнишнее, любимое дитя, что он считает, что эта пиеса будет лучшим его произведением и что ему будет с лишком достаточно двух месяцев, чтобы переписать ее на бумагу.

Он говорил о моем семействе, которое вполне понимал и ценил; особенно о моем Константине, которого нетерпеливо желал перенести из отвлеченного мира мысли в мир искусства, куда, несмотря на философское направление, влекло его призвание. Сердца наши были переполнены чувством; я видел, что каждому из нас нужно было остаться наедине. Я обнял Гоголя, сказал ему, что мне необходимо надобно ехать, и просил, чтобы завтра, после обеда, он зашел ко мне или назначил мне час, когда я могу приехать к нему с деньгами, которые спрятаны у моей сестры; что никто, кроме Константина и моей жены, знать об этом не.

Гоголь, спокойный и веселый, ушел от.

ТОП5 книг для отличного сочинения на ЕГЭ

Я, конечно, был вполне счастлив; но денег у меня не. Он отвечал мне, что завтра поутру приедет сам для исполнения моего "приказания".

Maleah

Эта любезность была исполнена в точности. В тот же вечер я не вытерпел и нарушил обещание, добровольно данное Гоголю; я не мог скрыть моего восторженного состояния от Веры и друга ее Машеньки Карташевской, которую любил, как дочь: впрочем, они были единственным исключением. Обе мои девицы пришли в восхищение. Гоголь не приходил. Зная от Бенардаки, который го числа сам привез мне поутру две тысячи рублей, что именно го Гоголь обещал у него обедать, я написал записку к Гоголю и велел человеку дожидаться его у Бенардаки; но Гоголь обманул и не приходил обедать.

На меня напало беспокойство и сомнение, что Гоголь раздумал взять у меня деньги. Замечательно, что этот грек Бенардаки, очень умный, но без образования, был единственным человеком в Петербурге, который назвал Гоголя гениальным писателем и знакомство с ним ставил сочинение история моего знакомства с книгой за большую честь!

В этот же день, 16 ноября, обедали у Карташевских два тайных советника: весьма известный и любимый прежде литератор Хмельницкий и другой, тоже литератор, мало известный, но не без дарования, Марков. Несколько раз разговор обращался на Гоголя. Боже мой, что они говорили, как они понимали его - этому трудно поверить!

Я тогда же написал об них в письме к сочинение история моего знакомства с книгой жене, что это были калибаны в понимании искусства, и это совершенная правда. Зная свою горячность, резкость и неумеренность в своих выражениях, я молил только Бога, чтоб Он дал мне терпение и положил хранение устам моим. Я ходил по зале с В ерой и М ашенькойгде, однако, были слышны все разговоры, и удивлялся вместе с ними крайнему тупоумию и невежеству высшей петербургской публики, как служебной, так и литературной.

Брату Н иколаю Тимофеевичу было даже совестно за старинного его приятеля Хмельницкого, а Г ригорию И вановичу - за Маркова. Наконец, терпение мое лопнуло; я подошел к ним и с убийственным выражением сказал: "Ваши превосходительства! Сядемте-ка лучше в карты! Я выбежал к нему навстречу и увел его наверх.

Слава Богу, все исполнилось по моему желанию: Гоголь взял деньги и был спокоен, даже весел. Он не приходил ко мне потому, что переезжал от Плетнева к Жуковскому во дворец. Впрочем, я не вполне поверил его словам, потому что на его переезд достаточно было одного часа, и у меня осталось сомнение, что Гоголь колебался взять у меня деньги и, может быть, даже пробовал достать их у кого-нибудь другого.

Том 3. Наконец, 3 ноября я был у Гоголя. Если б вы знали, как мне скучно теперь заниматься тем, что нужно на скорую руку, как мне тягостно на миг оторваться от труда, наполняющего ныне всю мою душу. Это письмо привело в восхищение всех друзей Гоголя, а также меня и мое семейство настолько, насколько наши убитые горестью сердца могли принять в этом участие.

На другой день мы назначили ехать с ним в Патриотический институт. Должно упомянуть, что в это время вышли из печати вторые "Три повести" Павлова, что, сравнивая их с прежними, многие нападали на них, а Гоголь постоянно защищал, доказывая, что они книгой свое неотъемлемое достоинство: наблюдательный ум сочинителя и прекрасный язык, и что они нисколько не хуже первых, сочинение.

Наконец, го ездили мы с Верой и с Гоголем к его сестрам. Гоголь был нежный знакомства он боялся, красоты много не бывает знакомства сестры его произведут на нас невыгодное впечатление; он во всю дорогу приготовлял нас, рассказывая об их неловкости и застенчивости и неумении говорить. Мы нашли их точно такими, как ожидали, то есть совершенными монастырками. Вера старалась обласкать их как можно больше; они были уверены, что в следующий четверг, 23 ноября, едут книгой с нами в Москву.

Гоголь просил нас обмануть их, кажется, для того, чтобы заранее взять их из института, с которым они не хотели расстаться задолго до отъезда. Меньшая, Лиза, веселая и живая, была любимицей брата; может быть, и сам Гоголь этого не знал, но мы заметили.

Из института мы завезли Гоголя на его квартиру у Жуковского, который жил во дворце, потому что Гоголь, давши слово обедать с нами у Карташевских, сказал нам, что ему нужно чем-то дома распорядиться. Мы дожидались его с четверть часа и не вдруг заметили, что он бегал на квартиру для того, чтобы надеть фрак. Гоголь сказал нам, что на другой день он перевозит сестер своих к княгине Репниной бывшей Балабинойу которой они останутся до отъезда.

Гоголю совестно было оставлять их там слишком долго, и потому Гоголь просил меня ускорить наш отъезд из Петербурга. Это приводило меня в большое затруднение, потому что судьба моего Миши не была устроена и отъезд мой мог быть отложен очень надолго; я не вдруг даже решился сказать об этом Гоголю, потому что такое известие было бы для него история моего.

Ему казалось невозможным ехать одному с сестрами, которые семь лет не выезжали из института, ничего не знали и всего боялись. Впоследствии мы испытали знакомства деле, что опасения Гоголя были справедливы. Последующие дни Гоголь не так часто виделся с нами, потому что очень занимался своими сестрами; сам покупал все нужное для их костюма, нередко терял записки нужных покупок, которые они ему давали, и покупал совсем не то, что было нужно; а между тем у него была маленькая претензия, что он во всем знает толк и умеет купить хорошо и дешево.

Когда же Гоголь сидел у меня, то любимый его разговор был о том, как он весною увезет с собою Константина в Италию и как благотворно подействует на него эта классическая страна искусства. Я предупредил его, что мы не можем скоро ехать и чтоб он нас не дожидался; Гоголь с тяжелым вздохом признался мне, что без нас никак не может ехать история моего потому будет ждать нашего отъезда, как бы он поздно ни последовал.

Очень жаловался на юродство институтского воспитания и говорил, что его сестры не умеют даже ходить по-человечески; он хотел на днях привезти их к нам, чтоб познакомить с сестрой Надиной и ее дочерьми. Гоголь сочинение читал повести Павлова, опять многое хвалил и говорил, что они имеют свое неотъемлемое достоинство.

Он сказал мне, между прочим, что здешние мерзости не так уже его оскорбляют, что он впадает в апатию и что ему скоро будет все равно, как бы о нем ни думали и как бы книгой ним ни поступали.

Haley

Совестно было мне оставлять его долго в этом положении и отнимать у него время, которое, может быть, было бы творчески плодотворно в Москве. К тому же сестры его грустили по институту, и дальнейшее пребывание их у княгини Репниной было для него тягостно. Но что же было мне делать? Нельзя же было мне пожертвовать для этого существенно важными обстоятельствами для собственного моего семейства. Он верно рассчитал, до чего должно было дойти его представление в течение четырех лет: "Ревизора" нельзя было видеть без отвращения, все актеры впали в отвратительную карикатуру.

Сосницкий сначала был недурен; много было естественности и правды в его игре; слышно было, что Гоголь сам два раза читал ему "Ревизора", он перенял кое-что и еще не забыл; но как скоро дошло до волнений духа, до страсти сочинение история моего знакомства с книгой, говоря по-театральному, - Сосницкий сделался невыносимым ломакой, балаганным паясом. На другой день поутру я поехал к Гоголю. Мне сказали, что его нет дома, и я зашел к его хозяину, к Жуковскому. Я не был с ним коротко знаком, но по Кавелину и Гоголю он хорошо меня.

Я засиделся у него часа два. Говорили о Гоголе. Я не могу умолчать, несмотря на все мое уважение к знаменитому писателю и еще большее уважение к его высоким нравственным достоинствам, что Жуковский не вполне ценил талант Гоголя.

Erotikführer

Я подозреваю в этом даже Пушкина, особенно потому, что Пушкин погиб, зная только наброски первых глав "Мертвых душ". Оба они восхищались талантом Гоголя в изображении пошлости человеческой, его неподражаемым искусством схватывать вовсе незаметные черты и придавать им такую выпуклость, такую жизнь, такое внутреннее значение, что каждый образ становился живым лицом, совершенно понятным и незабвенным для читателя, восхищались его юмором, комизмом - и.

Серьезного значения, мне так кажется, они не придавали.

Проститутки питер проспект ветерановСамые дешевые проститутки на кубе
Номер телефона шлюх в пермиПьер рико предложение знакомство с подругой
Предметы для массаж простатыЗнакомства все для вас в смоленске
Шлюхи на дому питерЭта блядь настя была хороша
Знакомства в таганроге дляСлужба знакомств в крыму россия

Впрочем, должно предположить по письмам и отзывам Жуковского, что впоследствии он уже понимал Гоголя. Жуковский также много говорил со мной о Милькееве, принимая теплое участие в его судьбе. Он читал мне многие его письма, которые несравненно лучше его стихов, имеющих также достоинство, хотя одностороннее.

Письма Милькеева очень меня разогрели, и я разделял надежды Жуковского, не оправдавшиеся впоследствии. Наконец, я простился с ласковым хозяином и сказал, что зайду узнать, не воротился ли Гоголь, которого мне нужно видеть.

Книгой теперь пора уже ему гулять. И он провел меня через внутренние комнаты к кабинету Гоголя, тихо отпер и отворил дверь - я едва проститутки до 2000 рублей новосибирске закричал от удивления: передо мной стоял Гоголь в онлайн знакомства на табор фантастическом костюме: вместо сапог длинные шерстяные русские чулки выше колен; вместо сюртука, сверх фланелевого камзола, бархатный спензер; шея обмотана большим разноцветным шарфом, а на моего - бархатный малиновый, шитый золотом кокошник, весьма похожий на головной убор мордовок.

Гоголь писал и был углублен в свое дело, и мы, очевидно, ему помешали; он долго, не зря, смотрел на нас, по выражению Жуковского, но костюмом своим нисколько не стеснялся.

Жуковский сейчас ушел, и я, скрепя сердце, сказал Гоголю, что мы поедем из Петербурга после 6 декабря; он был очень огорчен, но отвечал, что знакомства нечего и что он покоряется своей участи. Я звал его гулять, но он возразил, что еще рано. Я, увидев, что ему надобно было что-то кончить, сейчас с ним простился. Жалко было смотреть на бедного Гоголя.

Мы условились с ним послезавтра в одно время приехать в Эрмитаж: мы с Панаевым, который доставил нам вечный билет для входа, а Гоголь с сестрами и с Балабиной. Гоголь предлагал Верочке и Машеньке осмотреть картины Жуковского, между которыми были очень замечательные, и также его чудесный альбом, стоивший, как говорили, тысяч сорок; разумеется, это надо было сделать в отсутствие хозяина, что мои девицы находили не совсем удобным.

В Эрмитаже мы были 1 декабря с Панаевым до двух часов, а потом с каким-то чичероне вплоть до сумерек; уже в последних комнатах, перед самым выходом, встретили мы сестер Гоголя с старухой Балабиной и ее дочерью; но сам Гоголь не приезжал. Сестры сочинение история моего знакомства с книгой сказали нам, что они сейчас от Жуковского; они, вероятно, осматривали картины и знаменитый альбом.

Я прочел "Жизнь", "Невский проспект", с некоторыми выпусками, и "Записки сумасшедшего". Григ орий Ив анович очень хвалил, а Машенька и Вера были в восхищении и тронуты до слез. До 6 декабря мы виделись с Гоголем один раз на короткое время. Гоголь обвинял в моей неудаче свою несчастную судьбу, не хотел без меня ехать и жалел только о том, что я огорчен. Жестокие морозы повергли его в уныние, и вдобавок он отморозил ухо.

Он хотел приехать ко мне на другой день; но я намеревался предупредить его, потому что он очень легко одет. Гоголь не стал дожидаться следующего дня; он приехал ко мне в тот же день после обеда, сильно расстроенный моею неудачей, и утешал меня, сколько мог, даже вызвался разведать об учителях Юнкерской школы. Он так страдал от стужи, что у нас сердце переболело, глядя на. Фед ор Ив анович Васьков также вызвался ехать с нами. Они нетерпеливо желали уехать поскорее в Москву. Много любовь сайт знакомств для православных уже назначался день нашего отъезда и много раз отменялся по самым неожиданным причинам, и Гоголь полагал, что именно ему что-то сочинение история мешает выехать из Петербурга.

Наконец, дня через два настоящего числа не знаю выехали мы из Петербурга. Я взял два особых дилижанса: один четвероместный, сочинение история моего знакомства с книгой, называющийся фамильным, в котором села Вера, сочинение история моего знакомства с книгой сестры Гоголя и я; другой двуместный, в котором сидели Гоголь и Фед ор Ив анович Васьков.

Впрочем, в продолжение дня Гоголь станции на две садился к сестрам, а я - на его место к Васькову. Несмотря на то, что Гоголь нетерпеливо желал уехать из Петербурга, возвратный наш путь совсем не был так весел, как путь из Москвы в Петербург.

Во-первых, потому, что Васьков, хотя был самое милое и доброе существо, был мало знаком с Гоголем, и, во-вторых, потому, что последнего сильно озабочивали и смущали сестры. Уродливость физического и нравственного институтского воспитания высказывалась тут выпукло и ярко. Ничего не зная и не понимая, они всего боялись, от всего кричали и плакали, особенно по ночам. Принужденность положения в дороге, шубы, платки и теплая обувь наводили на них тоску, так что им делалось и тошно и дурно.

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

К тому же, как совершенные дети, беспрестанно сочинение история моего знакомства с книгой между собою. Все это приводило Гоголя в отчаяние и за настоящее и за будущее их положение; надобно сказать правду, что бедной Верочке много было хлопот и забот, и я удивлялся ее терпению.

Я не знаю, что стал бы с ними делать Гоголь без нее: они бы свели его с ума. Жалко и смешно было смотреть на Гоголя; он ничего не разумел в этом деле, и все его приемы и наставления были некстати, не у места, не вовремя и совершенно бесполезны, и гениальный поэт был в этом случае нелепее всякого пошлого человека. Один Васьков смешил меня всю дорогу своими жалобами.

Raelynn

Мы пленили его описанием сочинение история моего знакомства с книгой нашего путешествия с Гоголем в Петербург; он ожидал того же на возвратном пути; но вышло совсем напротив. Когда Гоголь садился вместе с Васьковым, то сейчас притворялся спящим и в четверо суток не сказал ни одного слова; а Васьков, любивший спать днем, любил поговорить вечером и ночью. Он заговаривал с своим соседом, но мнимоспящий Гоголь не отвечал ни слова. Всякое утро Васьков прекомически благодарил меня за приятного соседа, которого он досыта наслушался и нахохотался.

На станциях, во время обедов и завтраков, чая и кофе, не слыхали мы ни одной шутки от Гоголя. Он и Вера постоянно были заняты около капризных патриоток, на которых угодить не было никакой возможности, которым все не нравилось, потому что сочинение история моего знакомства с книгой было похоже на их институт, и которые буквально почти ничего не ели, потому что кушанья были не так приготовлены, как у них в институте.

Можно себе представить, что точно такая же история была в Петербурге у к нягини Репниной! Каково было смотреть на все это бедному Гоголю? Он просто был мученик. Наконец, на пятые сутки притащились мы в Москву. Натурально, сначала все приехали к. Гоголь познакомил своих сестер с моей женой и с моим семейством и перевез их к Погодину, у которого и сам поместился. Они занимали мезонин: на одной стороне жил Гоголь, а на другой его сестры. Тут начались наши почти ежедневные свидания. Третьего числа, часа за два до обеда, вдруг прибегает к нам Гоголь меня не было домавытаскивает из карманов макароны, сыр пармезан и даже сливочное масло и просит, чтоб призвали повара и растолковали ему, как сварить макароны.

В обыкновенное время обеда Игра знакомство для гостей приехал к нам с Щепкиным, но меня опять не было дома: я поехал выручать свою шубу, которою обменялся с кем-то в Опекунском совете. По необыкновенному счастью, я нашел свою прекрасную шубу, висящую на той же вешалке; хозяин дрянной шубы, которую я надел вместо своей, видно, еще но кончил своих дел и оставался почти уже в опустевшей зале Опекунского совета.

Чрезвычайно обрадованный, я возвратился весел домой, где Гоголь и Щепкин уже давно меня ожидали.

Сочинение на тему Книга в моей жизни

Гоголь встретил меня следующими словами: "Вы теперь сироты, и я привез макарон, сыру и масла, чтоб вас утешить. Я же слышал, что вы такой славный мех подцепили, что в нем есть не только звери, но и птицы и черт знает что такое". Когда подали макароны, которые, по приказанию Гоголя, не были доварены, он сам принялся стряпать; стоя на ногах перед миской, он засучил обшлага и с торопливостью, и в то же время с аккуратностью, он положил сначала множество масла и двумя соусными ложками принялся мешать макароны, потом положил соли, потом перцу и, наконец, сыр и продолжал долго мешать.

Нельзя было без смеха и удивления смотреть на Гоголя; он так от всей души занимался этим делом, как будто оно было его любимое ремесло, и я подумал, что если б судьба не сделала Гоголя великим поэтом, то он был бы непременно артистом-поваром. Сочинение история моего знакомства с книгой скоро оказался признак, что макароны готовы, то есть когда распустившийся сыр начал тянуться нитками, Гоголь с великою торопливостью заставил нас положить себе на тарелки макарон и кушать.

Макароны точно были очень вкусны, но многим показались не доварены и слишком посыпаны перцем; но Гоголь находил их очень удачными, ел много и не чувствовал потом никакой тягости, на которую некоторые потом жаловались. В этот день бедный Константин должен был встать из-за стола и, не дообедавши, уехать, потому что он дал слово обедать у Горчаковых, да забыл.

Особенно было это ему тяжело, потому что мы не переставали надеяться, что Гоголь что-нибудь нам прочтет; но это случилось еще не. Во все время пребывания Гоголя в Москве макароны появлялись у нас довольно. На другой день получил я письмо от Ив ана Ивановича Панаева, в котором он от имени Одоевского, Плетнева, Враского, Краевского и от себя умолял, чтоб Гоголь не продавал своих прежних сочинений Смирдину за пять тысяч и новой комедии в том числеособенно потому, что новая комедия будет напечатана в "Сыне отечества" или "Библиотеке для чтения"; а Враский предлагает шесть тысяч с правом напечатать новую комедию в "Отечеств енных записках".

Я очень хорошо понял благородную причину, которая заставляла Гоголя торопиться с продажею своих сочинений, для чего он поручил все это дело Жуковскому; но о новой комедии мы не слыхали. Я немедленно поехал к Гоголю, и, разумеется, ни той, ни другой продажи не состоялось. Под новой комедией, вероятно, разумелись разные отрывки из недописанной Гоголем комедии, которую он хотел назвать "Владимир третьей степени". Я не могу утвердительно сказать, почему Гоголь не дописал этой комедии; может быть, он признал ее в полном составе неудобною в цензурном отношении, а может быть, был недоволен ею как взыскательный художник.

Через несколько дней, а именно в субботу, обедал у нас Гоголь с другими гостями; в том числе был Самарин и Григорий Толстой, давнишний мой знакомый и товарищ по театру, который жил в Симбирске и приехал в Москву на короткое время и которому очень хотелось увидать и познакомиться с Гоголем. Гоголь приехал к обеду несколькими минутами ранее обыкновенного и сказал, что он пригласил ко мне обедать незнакомого мне гостя, гр афа Вл адимира Соллогуба. Если б это сделал кто-нибудь другой из моих приятелей, то я бы был этим недоволен, но все приятное для Гоголя было и для меня приятно.

Дело состояло в том, что Соллогуб был в Москве проездом, давно не видался с Гоголем, в этот же вечер уезжал в Петербург и желал пробыть с ним несколько времени. Гоголь, не понимавший неприличия этого поступка и не знавший, сочинение история моего знакомства с книгой быть, что Соллогуб как человек мне не нравился, праститутки и шлюхи в москве его отобедать у.

Через несколько минут вошел Толстой и сказал, что Соллогуб стоит в лакейской и что ему совестно войти.